Матёрый


Он привык ко всему, и давно
К бесконечным дождям осенним,
к снежных вьюг заунывности нот,
снам без снов под деревьев сенью.
Он привык уходить от погонь,
чуять стылость и смрад волчьей ямы
Видеть глазу незримый огонь
Быть всегда до предела упрямым
Между жизнью вольного зверя
или миской горячей похлёбки
выбрал опыт и знание предков,
псам оставив ошейник да плётки.
Он умело зализывал раны
забираясь подальше, в чащи.
Лес и поле лишь полем бранным
числил в будущем и в настоящем.
Никогда не держал в сомненье,
что надеждами лишь на свои –
силу мышцы, нюх и уменье
в схватке с временем он устоит.

Волки, волки…. Призраки леса.
Санитары, иль как там ещё…?
Равно к дьяволам или к бесам
предъявляют к ним люди, счёт.
Только волк ведь, честней во сто крат
Он под шкурой овечьей не прячет
злобных мыслей и действий парад,
и слезою обманной не плачет.
Так что, если судить то, с оглядкой
(не забыв заглянуть в зеркала)
Без двусмысленных игрищ в прятки,
и конечно же, с совестью в лад.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 31. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.