Голос леса


То, про что рассказка эта, было вовсе не вчера
Как и нынче было лето, звонкий смех по вечерам
на завалинке у речки, свежий ветер из дубрав,
заполошный серый кречет, ёж-топтыга среди трав,
блеянье овец в загоне, перебранка и гармонь,
паровоз на перегоне, печь, похлёбка, да огонь.
Жили так же, наши деды сотню лет тому назад
Те же нужды, те же беды, те же слёзы на глазах.
Два подворья по соседству. Мужики Федот да Клим
Два домишки по наследству. Хоть совсем не велики
но, и крыши не худые, печь исправна, красный угол…
Две хозяйки молодые, лемех кованый для плуга
В общем, жили-поживали, как и все соседи в веси
Свой, не чей-то хлеб жевали. За добычей по полесью
много раз вдвоём ходили. Лес – кормилец испокон…
Рыбку на реке удили. Чли порядки и закон.

Лишь зарделся свод небесный краем утренней зари,
а меж пней за чёрным лесом расходились глухари,
два дружка уже спешили по тропинке к дальней роще
В прошлый вечер порешили, что верней и много проще
скрадывать глуху тетерю меж берёз за крайним яром
Дед Егорша был в примере. С малолетств охотник ярый,
ведал дед секрет удачи, как добыть проворных птиц
Лишь добром, никак иначе, без условий да границ,
старый поделился знаньем, объясняя всё не дважды.
Стариковское сказанье для друзей казалось важным
Как-никак, а дед без поля никогда не возвращался
Правда, кое-кто глаголел, что с нечистой дед общался:
мол, кикимора и леший — дружбу с хитрецом водили
Водяной им ставил верши, чтобы рыбки наудили…?!
Где там правда, где брехня, знает только ветер в поле
Жив народ и ныне в днях слушным домыслом, не боле.
Нам, однако, будет лучше, воротиться к сказу срочно
Речка, заводь у излучин, птица в кроне день пророчит,
заяц — под кусты стремглав, скрип сосны на косогоре….
На тропинку тень легла — то ль на радость, то ль на горе?!
Сумрак чащи, снова скрип, хохот…? Вот тебе интрига.
Прочь из мыслей глухари разлетелись тем же мигом
Что за шутки? Весь далече. Разве – ружья на плечах.
Нет, с ружьём оно полегче. Клим ругнулся сгоряча.
А меж тем, к поляне вышли. Пара пней, бревно сосны,
куст малины плодом пышный, не обобранный с весны
Ветвь сухая под ногой – треском равным грому молний
Медный крест недорогой о себе тотчас напомнил,
как Федот его рукою придавил к груди что силы
А взамен души покою, в мыслях вдруг заголосили
черти страхов да волнений. Клим от робости вспотел.
Тут же падать на колени всей душою захотел.

— С чем пожаловали в гости? – голос будто б человечий,
только звук, как-будто кости злой шаман по бубну мечет.
Нет по кругу никого. Лишь ветра с листвой играют.
Знамо всем — не первый год веси в крае вымирают
Хоть чужой, а хоть заезжий сторонятся глухомани
В эти дебри люд посадский калачами не заманят.
Коли так, так кто ж пытает? Снова зорко оглянулись
Хоть волненья мерно тают, руки к ружьям потянулись.
— Смех и только, ружья ваши, — голос, но теперь на смехе —
Меч и щит смотрелись краше. А уж латы да доспехи….
Впрочем, полно…, с коей страстью и куда спешите нынче?
Лес защитник от напасти но, хранит и свой обычай.

— Глухари…, в березняке…, — вдруг икнув, промолвил Клим.
Сжав свистульки в кулаке, что манками нарекли,
всё вертел крутил глазами, рыща в каждой стороне
Что за напасть-наказанье — голос есть, а тела нет.

— Глухари, тетерева…, ток отменный нынче будет.
Наблюдал не раз, не два, как самцы сходились грудью
Красногривых чернышей я уж вдоволь насмотрелся
Наблюдать мне по душе. Глянул, и душой согрелся.
Цели ваши мне ясны. Лес — одна большая рига
И коль закрома рясны, нужно срочно, тем же мигом
поспешать собрать добычу, чтоб никто наперерез….
Есть у вас такой обычай – раньше встал и раньше влез.
Только ведь не по потребе бьёте вы красавиц-птиц
Тех же, соболей, медведя, даже маленьких куниц
Сколь ни учишь, знайте меру, вам ученье — трын-трава
Молодь кедра, день улучив, изрубили на дрова…

— Кто ты, добрый человек? – то Федот обрёл дар речи, —
Зла не держим в голове. Нынче укорить нас не в чем.
Да, пришли за петушками. Коль удастся, будем с полем
Шли проворными шажками, чтоб успеть к заре, не боле
Мы, конечно же, не святы. Кто не грешен – подскажи?
Мне одно лишь непонятно, ты лишь призрак, или… жив?
Если жив, зачем же прячешь стать свою и светлый лик?
Глянь, заря уж много ярче светит на краю земли
Нам бы поспешить немного. Уж прости за прямоту,
мы в обратную дорогу ступим и сойдёмся тут
снова, чтобы слушать речи, в коих мудрость слышу я
Может, станет жить нам легче. Может, спросимся в друзья

— Справно ты Федот подметил – есть ли те, кто без греха?
Даже самый быстрый ветер, равно кони на махах,
над землёй веками свищет, их ни разу не встречал
А уж он повсюду рыщет. Встретил бы – не умолчал
Ты спросил – кто я таков, и зачем скрываюсь в чащах?
Коли не для простаков, коим должный смысл обрящить
нет нужды от их рождений, я… вот, этот лес и есть
Зрящий след людских хождений и несущий людям весть
Весть-завет — они подобье Божье, но не саранчи
Сей помин не всем удобен. Всякий помнит но, молчит,
потому как, покопавшись, и в себе отыщет грех.
Рассуди. С ветвей упавший к сроку вызревший орех
прорастет в земле наследьем не несущим зла окресту
Будь он первый иль последний, он всегда и всюду к месту,
потому как цель не держит – изничтожить да порушить
В нём на жизнь надежды брезжут, равно в яблонях да грушах
Вы же, люди больше палом, злым пожарищем по свету….
Не заботясь долей малой – добрым или злым приветом
шлёте в мир свои посланья, лишь себя любимых чтя.
В осень, весь кедровый сланник, глав на миг не очертя,
изломали, истоптали. А ведь он сто лет там рос
Почему такими стали…? Нет ответов на вопрос
Ладно, мыслью не кружите. Глухариный ток в разгаре.
Разумом в узде держите страсть в охотничьем угаре
Коли душами проснётесь, приходите без опаски
Может быть, и прикоснётесь к тем холстам на коих краски
цветом истин проступают. Сможете понять, осмыслить.
Топями болот ступают те, кто о себе лишь мыслит — .

Молча низко поклонились на все стороны и, в путь
Чуть вспотев, виски лоснились. Шли поспешно, не забудь
Ток уж рядом, за пригорком. Всяко слово здесь излишне
Шаг убавив, глядя зорко в край, где зрело токовище,
подбирались чуть дыша, с ружьями на изготовку
Два красавца черныша с квохтаньем неслись по току,
затеваясь в перепалки, распушив хвосты да крылья
Стало вдруг, до боли жалко рушить виды страстной были.

Шли обратно не спеша. Солнце, ветер, шелест трав
Каждый из друзей решал, кто виновен или прав,
в том, что возвращались в весь без тетери в ягдташе.
А ещё про голос-весть да, про благостность в душе,
про которую лишь слышал каждый из друзей доселе.
Почему-то так уж вышло, что по мыслям сплошь висели
те слова, что молвил голос про людей и саранчу…
Клим, подняв с землицы колос и убавив шаг на чуть,
вдруг промолвил: — Правый этот, что не вышел из-за древ.
Наши горькие «приветы», равно дыры в том ведре,
что водицею живою полнит дух земного царства
Прорастаем трын-травою в безразличьях да ухарствах
А ведь спрос со всех един. Что с людей, а что, со зверя.
Чаще на земле следим – лишь в помёт глухой тетери.
Знаю, знаю… мир поправить, нам с тобой не по плечу,
но в себе хоть что исправить, на немного, на чуть-чуть…

— Я согласен, друг мой верный, — произнёс Федот негромко, —
Дел дурных творим немерно. В чём-то уж дошли до кромки.
Только знаешь, что скажу… мир не только чёрно-белый
Будь он древо, зверь иль жук, тот незримый, что умело
все слова сложил в рассказе, взбудоражив наши мысли
Мир людской разнообразен и в родах своих бесчислен
Всех одним лишь миром мазать, расчесав одной гребёнкой,
равно, что в сужденьях лазать мыслью малого ребёнка
Будем жить, как жили прежде. Сторониться дел негожих.
Править в вере и в надежде путь в житейском бездорожье
Будем славить день грядущий, Богу воздавать хвалу
Приходя в лесные пущи, в ширь полей, зелёный луг
с благодарности поклоном, станем помнить слог о мере
И быть может благосклонно, голос леса нам поверит
Вот ещё о ком припомнил…, об Егорше. Старец верно,
неспроста свой сказ наполнил духом доброты безмерно.
Слух дурной по веси бродит, что с нечистой он в друзьях
То старухи колобродят. Верить им никак нельзя
А вот в то, что старый дружен с голосом — поверю сразу.
Сколь уж дед по лесу кружит. Видно, и встречал не разом.
Вон уж весь видна за речкой. Что, без глухарей – не горе.
Прав невидимый – навечно есть даров в лесном просторе
Только надобно без спеху, с размышленьем да понятьем,
и глядишь, всяк раз успехом завершишь свои занятья.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 1. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.