Там хорошо, где только нас, и нет

315663_98
Ушло, забылось, растворилось в вечном.
Нет среди нас и тех кто жил тогда.
Времён черёд в стремленье бесконечном,
подобно вздрогнувшим на стыках поездам,
уносит прочь и погребает в замять:
уменья, знанья — от любых начал.
И память, наш седой хранитель память,
с завидным прилежаньем палача,
изводит напрочь даты, судьбы, сроки,
где некогда творилось по иному.
И даже писанные на харатьи строки
по видам равны призрачному гному,
который вряд ли в суматохе буден,
способен докричаться, достучаться…
Мы верим, что от нас-то не убудет.
И вовсе нет причины огорчаться,
что нет в нас знаний об уменьях давних.
Что так порою недоступны смыслы.
Что безысходность спора — злою данью
висит над головами коромыслом.

Зачем тревожу и себя, и вас
про равную секретности забытость?
Мне вспомнилась недавно пара фраз
вошедших постоянством в нашу бытность.
Мол, хорошо (толкует сей вердикт),
лишь только там, где нас и не бывало.
Сей сотворённый нами же эдикт,
несут в сознании и юный, и бывалый.
Вон, как оно…, где нет нас, там и рай.
И самый срок нам почесать затылок
Выходит истинно: хоть сколь не выбирай,
хоть сбоку заходи, а хоть бы с тыла,
не проберёшься в «кущи», хоть ты тресни.
Всё потому, что нам там места нет.
Нет, издали послушать смех да песни,
музЫки дивных звуков в тишине,
конечно можно. Только, не входить.
Поскольку, как войдёшь за кон запретный,
начнёшь свои порядки наводить
иль задавать какой вопрос конкретный,
там всё и прекратится в сей же час.
Ведь мы ж пришли, и значит, раю «точка».
И радость вся на «нет» сойдёт тотчас,
и перестанет плодородить почва….
Смешно и грустно. Грустно от того,
что будто нелюдем или какой проказой,
предвестником, носителем невзгод
мы видимся себе тем всяким разом,
когда присев устало на увале
очередной возникнувшей проблемы,
мы сетуем в сердцах или в запале,
ругаем жизнь за сложность, за дилемму
и, как навязчивый заезженный сонет,
твердим всегда одну и ту же тему:
«там хорошо, где только нас и нет».
И бьемся в смыслы как в глухую стену.

А кто-то мне сказал: мол, ты не понял.
Не от того там хорошо, что нас там нет.
В той строчке смыслом — вечная погоня
за счастьем. За добычей добрых лет,
где нет ни слёз, ни бед, ни неудачи.
А ты теперь совсем иное правишь.
Всё в строчке той трактуется иначе.
Ты заблудился…, извини, товарищ.
Я заблудился? Может и взаправду?!
Тогда вопрос. Коль ничего дурного
нет в нас самих, и доброю наградой
лежит по жизни дальняя дорога
то, отчего ж в краях где мы живём,
от райских кущ и духу не бывало?
С чего ж бредём хоть долом, хоть жнивьём,
в смурной тоске и туге небывалой?
Да ладно…. В общем, ни к тому крою
свою строку, чтоб обличать в негожем.
Пусть я теперь стою не на краю,
хоть лет уже совсем немало прожил,
я размышляю нынче вот о чём….
Теперь я, чаще вглядываясь в дали
что в цепь ложатся за моим плечом,
вершу удел мыслительных баталий,
о том — как трудно иногда случалось
лишь потому, что не хватало знанья.
Как часто ничего не получалось
лишь оттого, что тяжким наказаньем
в ответ звенела только пустота.
Теперь я понимаю смыслы притчи
где с воровством сравнима простота,
не знавшая от знания величья.
Истоком скорбных дел есть неразумность.
Ну, и конечно, подлость. Кто тут спорит.
Невежество, бессмысленность, бездумность,
печаль финалов — множеству историй
и дел людских предначертали в мире.
Но ничему всех нас не научили.
Толпой глупцов, мишенью в чьём-то тире,
влачат удел, как впрочем и влачили,
все те кто вместо умственных занятий
решали всё в нахрап, наперекор.
Кто вместо должных смыслов и понятий
любой итог, чтоб только был он скор,
вершили в перелом через колено.
Под радости сиюминутных выгод.
Сподобясь выстругать лишь спичку из полена,
склоняясь к земле лишь с киркой и мотыгой,
всяк верил, что бессмертия удел
творил. И что иначе, в общем, быть не может.
А то, что результат от многих дел
всё чаще безобразно корчит рожи,
вползая в мир лишь хвори тяжкой дрожью,
заботы не было. И страх за зло итога
пустой висок нисколько не тревожил,
и душ блудящих в темноте не трогал.

Как в мир аукнется, вот так же и откликнется.
Казалось бы…, что проще в пониманье?
Кто сутью фразы хоть на миг проникнется,
(чтоб попонятнее, лишь обратит вниманье),
тот сразу и поймёт. Смешён наверно,
я в глупой вере, будто так и сбудется?
Ведь твёрдость веры (признаваться скверно),
теперь на нивах нам безвестных трудится.
И всё опять же оттого, что знанья истого
в нас нет теперь и самой малой доли.
В обманах мира пасмурного, мглистого,
где лишь смешным звучит вопрос «Доколе?»,
мы вновь пророчим в нестерпимой боли,
почти что в каждом наступившем дне,
пронизанное собственным безвольем:
«Там хорошо, где только нас и нет…».

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 93. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.