Про бесовский сход

417880_17
сказ-шутка

Как-то вешним днём погожим, в пади за еловым лесом,
среди пней и бездорожий собрались на сходку бесы.
Старшиной на тайном сходе выбрали Свиное Рыло.
Меж чертей поверье ходит, что мол, их собрату было
уготовано так зваться, с самой давней той поры,
где всерьёз обосноваться, выйдя из лесной норы,
он решил в одном именье в подполе меж винных бочек.
У чертей сложилось мненье (пусть не всякий чёрт и точен),
будто б главный в местной знати со свиньёю схожий ликом.
Ибо, лишь обжорств занятье чтит в усердии великом.
Ну а бес, как тот же пёс, что с хозяйским схожий видом.
Вид тот в имени понёс. Пусть хоть вид и незавидный.
Ладно, что мы всё о нём…. Бесы ж неспроста собрались.
Коли в круг, да божьим днём, суд рядить без страху брались.
— Шлю нечистому собранью, — зачал Рыло словом сыпать,
— с прилежаньем и стараньем, да с почтеньем неусыпным,
сто поклонов и приветствий от щедрот своей утробы.
Чтобы избежать последствий, и побитым не быть чтобы,
без задержек намекаю. Собрались мы, братцы, в случай,
где для нас, для всех, мелькают знаки смерти неминучей.
Вижу…. Вижу по хвостам, точки ваших несогласий.
Всем из вас я слово дам. Только, в боле позднем часе.
Вам сперва услышать нужно, а потом уж строить козни.
Нам теперь держаться дружно, чтоб без драки и без розни,
надобно во что б ни стало. Если мы хотим и дальше
чтобы нам удачу слало. Верьте, ни на йоту фальши
или ложных страхов нет, в том, о чём теперь толкую.
То лишь тетерев к весне о пустом в сердцах токует.
Я же — о серьёзном деле. В общем, люд переменился.
Стал народ в земном пределе тем, кто в страшном сне не снился
никому из нас доселе. Вам ведь в чащах да в заречьях,
за грядой хребтов, расселин, не слыхать его наречья.
К слову. Давеча шишигу, и сноху её анчутку,
встретил с местным прощелыгой. Я ведь на подвохи чуткий.
Потому, при опасеньях, к ним подкрался незаметно.
Да под звёздной ночи сенью замер тенью неприметной.
Уж послушал, да услышал. Век бы мне тех слов не слышать.
Чуть не помутилось в «крыше», как проникся, чем же дышат
наши кровные сестрицы, потолкавшись меж людей.
И притом иной ярится, будто б самый злой злодей,
это я, хвостатый бес. Вот уж, право, где обидно.
Я вот мыслю, что с небес, тоже без биноклей видно,
кто и сколько в мире этом «настарался» в деле скверном.
Коль прислушаться к приметам, знают там о том наверно.

— Что-то я не понял, брат, — встал с коряги бес Дубравник,
— вроде, должен быть и рад, ты, что люди стали равны
в пакости и сумасбродстве нашей волосатой братье?
То, что предстаёт в уродстве череда людских занятий,
как по мне, совсем неплохо смотрится в твоём докладе.
Ну, а то, что мы оглохли, был ты в утвержденьях ладен,
оттого, что мол, далече занесло нас от людей,
счёл я, как бы здесь полегче…. Ну, не лучшей из идей.
К нам они без приглашений заявляются не меньше.
Даже леший оглашенный был на крепком слове венчан,
уж в такие чин да званья за потуги приструнить,
что теперь, как наказанье, чтит заботы хоронить
лес от этих сумасбродов. А кикиморы в болотах
да на речках возле бродов, прячутся в гнилых колодах,
как услышат по соседствам вопли от людских собраний.
Я и сам от их посредства — чередой площадной брани
убежденье подкреплять, маюсь живота расстройством.
Каждым третьим словом …ядь. Видно колдовское свойство
в слове том от глаз укрыто, коли в каждом предложенье
это слово столь открыто служит в связь и, в продолженье.
Я лишь не пойму. Зачем, ты стращал нас вымираньем?
Что, в делах иных никчем, ты узрел дурным стараньем,
где намеренье одно лишь — бесов напрочь извести?
Как по мне, теперь глаголешь, ты, как этот… трансвестит,
что кричит на марш-параде об обидных притесненьях.
Но, коль говорить по правде, без жеманства да стесненья,
я и сам бы эту братью утопил бы в пруд за весью.
Вот уж кто в моём понятье занят истым мракобесьем.

— Ты, Дубравник, — молвил Рыло, — возмущайся, да не слишком.
Я ж не тот, кого «накрыло». Кто в момент ослаб умишком,
накурившись всякой травки, что за ум заводит разум.
Или мыслишь, спор до драки, сдобренный обидной фразой,
я замыслил шутки ради, лишь в желанье сеять глупость?
Самому мне в злой награде этот бред, прости за грубость,
изгаляясь в объясненьях, по ушам братве «тереть».
Под сырой подвальной сенью, это, чтобы знал ты впредь,
мне милее во стократ, баловАть винцом отменным.
Но, как сказывал Сократ: «Мир кружится в переменах».
Нынче ж перемены душат, сводят толк в один лишь довод:
коли кто «слетел с катушек», непременно жди худого.
Мы, хоть неживая пакость, с точки этих… биологий,
но, коль мчащий сикось-накось, этот мир протянет ноги,
то и нам ведь, братцы, тоже, негде станет зло творить.
До корней волос, до кожи, эх, да что там говорить,
от рогов и до копыта, мы от дел людских зависим.
У разбитого корыта, хоть застрянем, хоть зависнем,
коли с человечьей Правью, что серьёзное случится.
И коль кто их не направит, коли, кто не достучится
к ним теперь, пиши – пропало. Ждут нас горькие дела.
Равно, что тот конь с запалом, закусивши удила,
привезёт нас люд честной в место, что похлеще ада.
В том, что страх не наносной, сомневаться вам не надо.
Ну, зачем, скажи на милость, станут нужными котлы,
где мы с радостью возились с греховодником простым?
Говорю вам — ад закроют. А бесовский штат уволют.
Вот уж, мыслю, той порою, ангел насмеётся вволю.
Нет, ему ведь, тоже край. Тела нет, души — тем паче.
Ведь ненужным станет рай, коль не станет тех, кто алчет
к кущам добрести наверно, чтоб вкушать там дивный эль.
Да, попахивает скверно…. Прямо скажем…, не шанель.
В общем, нудно что-то делать, и как можно поскорее.
Ибо положенье дела, как меня, совсем «не греет».

Тишина…. Молчали бесы. Только ёрзали хвостами.
Где-то вдалеке, за лесом, в мерном звуке нарастая
беспрерывностью звучанья, приближалась чья-то песня.
Гулким эхом отвечая, по примолкшему полесью
незнакомо, непривычно нёсся страшных смыслов звук.
Залихватски, звонко, зычно, равно дробь иль перестук,
равно взрыв: «…до основанья, этот старый мир разрушим…».
Бесы плакали навзрыд, затыкая с воем уши.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 80. Ежедневно 2 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.