Она спросила…

Она спросила…, чем ты станешь жить
в тот грустный миг, где я уже не рядом?
Есть что-то ценное, чем стоит дорожить,
ласкать, лелея нежным словом, взглядом.
Беречь так истово, как ты берёг меня
Спешить в волнении, как это было прежде
Останется ль хоть что-то в летних днях,
полнимых нови и надежд безбрежьем?

Он улыбнулся, помолчал немного…,
ничуть не силясь в поисках ответа:
— В тот грустный миг мне многие помогут
и знать, и видеть — как ты, с кем ты, где ты
Волос твоих мне запах воскресит
ковёр ромашек в луговом просторе
Трель соловья под утро возвестит
о дивном голосе твоём, звучанью вторя
Голубизна озёрной глади околдует,
как завораживала синь бездонных глаз
Пусть даже шторм и ветер негодуют,
я буду помнить и вздыхать не раз
Оставшись сам с собою на мгновенье
Забыв про срочность и не срочность всех…
Я в ветерка морского дуновенье
услышу твой совсем негромкий смех.
Ты не уйдёшь. Уж как бы ни желалось
закрыть тихонько за собою дверь
Разлука тел — болезненная малость
Разлука душ – страшнее всех потерь

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 52. Ежедневно 6 )