Он сел напротив…


Он сел напротив, место подобрав
на расстоянье брошенной перчатки
Нет злых гримас гонителя добра
Нет тяжести ножа или свинчатки
в его руке. Лишь скрытый прядью лоб
да седина тоски в печальном взоре
Свезло мне с встречей или не свезло,
вопрос, конечно, для кого-то спорен…
Но жизнь твориться только «как должна»
Без всем удобных «хорошо» иль «плохо»
Цена житейской правды тем важна,
что есть в ней вера, даже если кроха.

Молчали долго. С гор катилась ночь,
снося к земле солёный вкус прохлады
Зарница, чиркнув свод, умчалась прочь
Притихли трели птиц, сверчка рулады…

— Ты знаешь кто я? – будто шелест трав
слух потревожил еле слышной нотой, —
Да, вижу, знаешь…. Ты, конечно, прав
что в мир являясь лишь с одной заботой,
я понапрасну встретился с тобою…
Твои ведь демоны давно уж при тебе
Но впал в сомненья, от тебя не скрою,
я, поразмыслив о твоей судьбе…

— С каких же пор стезя людской судьбы
для демона вдруг стала интересна?
Иль демоном не так уж просто быть,
коль возжелалось обнаружить место
где падший ангел сможет убедиться,
что есть погорше жизни в чёрном теле?
А может снова возжелалось воротиться
в тот белый свет, откуда прочь слетели?

— Уймись немного. Нет совсем причин
искать сокрытый толк в моём приходе
Я мирный демон, так что… помолчи
и мысли как про сон иль, что-то вроде….
О том, что демон – пагубная страсть,
надеюсь, возвещать тебе не нужно.
Душевной силой дОлжно людям пасть,
чтоб новый демон закружил, натужно
крылами серыми стремясь над головами
Так в шествии времён промолвил Он
Ведь мы не пришлые, мы вылеплены вами
и явны в дне, как колокольный звон.
Лишь потому, что нынче ты один
присел я рядом на гранитный камень
Паря высОко между туч-гардин
узрел я вдруг, как голову руками
ты обхватил, издав протяжный стон
Так воют ветры заплутавши в кручах
Так ноет хроник четырёх сторон,
полнимый страхом приступа падучей
Не стану узнавать причин банальность
Ведь все они всегда одни и те же
Но даже их скупая тривиальность
звучит глаголом правды реже, реже…
Давай посмотрим на луну и помолчим
В молчанье, знаешь, тоже толк немалый
Пусть эта ночь журчит, а не ворчит,
неся спокойность с силой небывалой

Дух замолчал. Молчал и я, кукожась
от ветра стылого затеявшего пляски
Ползучий гад, нисколько не тревожась,
приполз и лёг, сгустив явленьем краски
Но вот ведь странность. Страхам вопреки
сей грустный демон слал душе надежду
Протяжной нотой шелеста ракит
менял понятия о том, как было прежде.
Ценить, любить, смеяться, верить в чудо
давно уж стало в днях сует — не главным
Кем люди есть, и кем для мира будут,
вопросом в душах не стоит подавно
А демон, хоть какой, но, всё же – чудо
И пусть он трижды чёрный или серый
я, глядя на него, вновь верить буду,
что в этой жизни всё не так уж скверно

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 34. Ежедневно 5 )