Лишь после озаботившись…


Звезда на небе, сумрак, блик свечи,
скрип половицы тихим писком мыши.
Молчит пространство. И душа молчит.
Лишь липы за окном листвою дышат.
Нет ни тревоги в тягостном молчанье,
ни малости надежд на исправленье.
Последних горьких слёз и слов рычанье,
как догоревшего дотла костра поленья,
чернеют в лунном свете лишь золой.
Вздох полной грудью стал похож на стон.
В пустыне стен, наедине с собой,
где ритм сердец стучащих в унисон
уже не шлёт ласкающих мелодий,
лишь чёрный кот, забыв привычный сон,
бесшумной тенью между кресел бродит,
как в местном пабе старый друг гарсон.
Воспоминания о прежних добрых днях
ползут к виску чуть смазанной виньеткой.
Застывший блик каминного огня,
подвешенной на гвоздь марионеткой,
уже не блещет прежним озорством.
И даже таинства мелодий саксофона
не балуют как прежде естество,
звуча во мраке лишь тоскливым фоном.

Бессмысленность и пошлость это просто.
Мы роем ямы, бездны и провалы,
лишь после озаботившись вопросом,
чего же прежде нам не доставало…?

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 16. Ежедневно 16 )