Он так живёт

сижу, молчу
— Ты посмотри…, он целый день сидит.
То с книжкою, то, просто смотрит в небо.
Лишь за пичугами на дереве следит,
а мир людей давно зачислил в небыль.

— Он так живёт. Не ты ему — указ.
Судить и рассуждать о ком-то, просто.
Что кто-то странен, слышал я не раз.
Но странен он по нашим лишь запросам.
А сам собой он, знаешь ли, доволен.
И дела нет ему до твоего брюзжанья.
Он видно вырвался из тягостной неволи
— жить правилом и вечным подражаньем.
Не на него сердись, а на себя.
Тебя волнует…, а ему — нет дела.
В твоём желании претензии сидят,
и до печёнки вдруг тебя задело
лишь только то, что у него есть мир
в котором сам себе он интересен.
Он в нём и шут, и трагик, и кумир.
И мир тот для него совсем не тесен.
И никого туда он не пускает.
Ни по знакомству, ни по блату, ни — вообще.
И в том есть тоже логика простая:
порядок действий, правил и вещей
там выстроен, на удивленье, верно.
Всё потому, что — для себя. Не на показ.
Там нет ни вздохов пафосных, манерных,
ни резких жестов для отвода глаз.
Но ты-то думаешь, что он не мир, а склеп
возвел, таясь в своей безумной дрожи.
Смешно царапаешь ногтями по скале,
а всё, как прежде — топчешь у подножья.
Ты лучше пробуй рассердиться на себя.
За что? Хотя б за то, что прочь уходят годы.
Что за плечом, как в стыни октября —
грязь бездорожья, вечность непогоды….
А на него — не злись и, не кричи.
Пусть так живёт, как сам считает нужным.
Покуда мир твой в вечность не почил,
над маковкой твоею ангел кружит.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 72. Ежедневно 3 )