Любить Россию — мало

Так уж случилось, что все мы давно привыкли к убеждению, что истинная сущность человека, а то и целой человеческой общности, проявляется в конкретных, как чаще больше их определяют – экстремальных ситуациях или положениях. Не возьму на себя ответственность оценивать хорошо это или нет в общем, но лично для себя определю как «плохо». Если ты мнишь себя человеком с большой буквы, то истинным должен оставаться в любых положениях, случаях и ситуациях.
В последнее время в СМИ, на телевиденье, в ток-шоу и прочих программах всё чаще мелькает уже затёртое до дыр своей расхожестью определение «двойные стандарты». Как правило, это определение привязывают к темам и вопросам, связанным с политическими, экономическими или нравственными взаимоотношениями между государственными и международными институциями. Хотя, если говорить по совести, то тема разности подходов к тому или иному вопросу пребывает в полной комфортности и на уровне отношений конкретных личностей.

В чём причина столь долгого и пространного вступления? Да, собственно, лишь в одном. В простом желании понять — по какому принципу или, если угодно, по какому критерию определяется правомочность того или иного человека жить и быть русским на своей земле.
Теперь перейду к сути, но прежде сразу оговорюсь. Никаких конкретных личных данных, дат и географических мест расположения я указывать не стану, хотя сама история, это история сегодняшнего дня, до сих пор никак не разрешённая.
В одном большом приморском городе жил человек. Он и родился, и вырос в этом городе, расположенном на то время в самой большой в мире по географическим признакам стране под названием СССР. Там и национальная принадлежность для всех и вся определялась одним словом – советский. Отец этого человека родился в Приуралье на реке Кама, а матушка на крымском полуострове в городе, седые камни которого были политы кровью тысяч русских людей отстаивающих свою свободу и независимость в грозные годы Великой Отечественной Войны. Оба русские. Отец, боевой морской офицер, в последние годы жизни уже не мог надевать на День Победы свой форменный китель. Тяжесть орденов и медалей не позволяла. К слову сказать, в одной из черноморских морских бригад родного города матери и сегодня стоит памятник герою катернику-торпеднику отдавшему жизнь за Родину, которую беззаветно любил. Этот герой – дед человека, о котором идёт речь.
К чему я прошёлся по биографическим воспоминаниям? Да лишь потому, чтобы стало понятным, что речь идёт о человеке — не во втором, третьем или в четвёртом поколении числящим себя истинно русским человеком. Его родовая история гораздо длиннее и глубже.
В силу исторических коллизий, а именно, распада СССР, город, в котором жил и живёт наш персонаж, оказался на территории другого государства. Так вдруг случилось. Была Социалистическая Республика, а стала отдельная самостоятельная страна. И всё бы ничего, но в этой новоявленной стране два с небольшим года назад вспыхнула гражданская война. Да так вспыхнула, что громко говорить о том, что ты русский, тому человеку стало совсем даже небезопасно.
Может быть, он избрал бы иной путь в борьбе за свою русскость, может быть. Но силы и годы были уже не те. И он решил уехать туда, где никто не боится говорить о своей национальной принадлежности. Он поехал в Россию.
Доброй удачей послужило то, что в России у него были родственники. Правда, как оказалось по закону, двоюродные сёстры да племянники не настолько близки, чтобы и тебе самому могли предоставить право стать гражданином страны. С регистрацией положенных по закону трёх месяцев пребывания проблем не возникало, чего никак нельзя сказать о выказанном нашим героем желании получить официальное гражданство.
«Нет никаких оснований!». То единственное, что ему довелось слышать на протяжении полутора лет от работников соответствующей инстанции, занимающейся этими вопросами непосредственно. Родители умерли, детей у Вас нет, как и жены россиянки. К тому же – пенсионер. А героизм ваших предков, простите, пусть останется в Вашей памяти. Так что, будьте здоровы но, ещё раз простите, не здесь.
Мне вдруг подумалось на досуге. Интересно бы узнать, как свою русскую принадлежность сумели доказать, и знаменитый французский киноактёр Депардье, и известный негритянский боксёр, если им паспорт гражданина России вручал сам Президент? Может они любят Россию больше, чем тот человек из приморского города, волею чьих-то давних решений, оказавшийся за пределами любимой Родины? Не знаю.
Может быть действительно, для того, чтобы быть россиянином не только душою и сердцем, но и по паспорту – любить Россию мало?


© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 28. Ежедневно 1 )