Злая исповедь

обнажённая явь
 Время за полночь. Блик тусклого уличного освещения проникает в темноту комнаты сквозь неплотно задёрнутые гардины. Очередной порыв ветра из форточки ещё достаточно холоден, но вполне терпим. Конец апреля всё-таки. Улица безлюдна, тиха и неприветлива.
 Взгляд безразлично скользит по экрану монитора. Лениво карабкаясь одна на другую, мысли ползут как в тумане. Никакого желания писать.
А заставка на экране всё-таки красивая… лес, река, вдалеке небольшое селение, горы. На бескрайнюю небесную синь медленно надвигается свинцовая тяжесть туч. Окружающее пространство и воздух напитан приближающейся грозой….
 На хрена ты живёшь?
 Прошу прощения…, не нужно вздрагивать и пугаться. Это не кому-то, это себе. Потому так грубо и, так откровенно.
Где-то смеются, веселятся, радуются. Где-то плачут, грустят и по-доброму поминают. Белобрысый паренёк нервно курит под окнами родильного дома. Худенькая рыжеволосая девушка спешит к дежурной маршрутке, на ходу переговариваясь с кем-то по мобильному. В ожидании запоздалого клиента, двое таксистов «режутся» в карты на заднем сиденье. Пышногрудая продавщица круглосуточного киоска пытается что-то решать в журнальном кроссворде….
 Эй…, так на хрена живёшь?
 И что за странные мысли в голове? Тебе ведь, по большому счёту, это ничуть не интересно. Мало того, тебе глубоко наплевать, что там вообще происходит. Собственное существование протекает лишь на основе условно необходимых взаимоотношений с тем миром. Вы ведь не вчера заключили с ним молчаливое согласие — ты не интересуешься им, он тобою.
 Ты уже вполне привычно ненавидишь самого себя, дом в котором живёшь, родственников и друзей, да и вообще — людей. Эти последние, по твоему мнению, достали до самой селезёнки. Ты ненавидишь собственное прошлое, только за то, что не сумел им правильно распорядиться в настоящем. Презираешь настоящее, за то, что оно, по определению, уже не может сулить ничего доброго в будущем. В будущем, которое видится лишь непролазными чащами и непроходимыми болотами. Ты всё время о чём-то думаешь, что-то постоянно пишешь, загодя предрекая своим занятиям судьбу лежащей в ящике стола фотографии из твоей молодости, которая если кому и интересна, то только тебе самому. Правда, ты с нескрываемым интересом и, даже азартом, пристрастился пересматривать ежедневные количества читателей на твоих страницах в Интернете. Твой интерес объясним, хотя вслух ты об этом никогда не скажешь. Таким образом ты пытаешься хоть как-то доказать себе, что кому-то нужен.
 Акстись, мужик! Разуй глаза и внимательно посмотри вокруг. Никому ты не нужен. Уж прости, но твоё пребывание в этом мире «параллельно» всем и вся. А если у кого-то и возникает вдруг потребность в твоём существовании или присутствии, так это, лишь на короткий промежуток времени. Достал ты всех своей заумностью и, как сам говорил, пониманием мира. Людям, считающим себя нормальными и адекватными, это не нужно. Да им, честно говоря, вообще ничего от тебя не нужно. Разве что – доброго пивка парочку бутылок и если есть, немного денег. Да так, чтобы подольше их не возвращать. Сдалась им эта, прости ещё раз, грёбаная непролазность твоих рассуждений. И кто, кстати, уверил тебя, что именно она является истиной последней инстанции?

   Помню, в юности был такой фильм. Назывался «Доживём до понедельника». И была в нём одна фраза написанная мальчишкой, учеником выпускного класса. Похожим, к месту будет сказать, очень похожим на тебя в молодости, не только внешне, но и поведением. Ты ещё тогда, впервые посмотрев фильм, подумал… как же он на меня похож. Так вот, по сюжету, в заданном классу сочинении на тему «Что такое счастье?» парнишка написал одну только фразу: «Счастье, это когда тебя понимают» Коротко, но дорогого стоит, чёрт подери.
 Кликушествовать — пустое. Это на случай, если кому-то захочется пошептать за спиной. Мол, строит из себя обиженного или непризнанного. Никто и ничего уже давным-давно не строит. Отстроились и ту версту проехали и забыли. В смысле, проехал. Никто никому не обязан – пропагандирую и безоговорочно верую. Засим, в очередных поисках виновного не ленюсь смотреться в зеркало, и чаще больше нахожу его там. Правда, легче от этого на душе не становится ни разу.
 Время всё расставляет на свои места. Банальность, тривиальность, но, тем не менее, сакраментальная правда. Однажды обернувшись назад, понимаешь, что всю жизнь бежал. Нёсся сломя голову, не разбирая дорог и путей. Вот. Именно, что – не разбирая. Это и есть самое важное в сказанном и написанном. Ибо по конечному результату осознаешь, что страшен не факт безумного бега, а то, что бежал-то, как оказалось… совсем не туда.
 Тем, кому Богом даровано дожить до старости это становится понятным, когда они однажды всё-таки остановятся. Нет, конечно же, не окончательно но, в силу неимоверной усталости мышцы и мысли, сменят бешеный жизненный галоп или аллюр на ровную и спокойную рысь. А усталости и вправду – хоть отбавляй накопится.
 Странный, однако, конгломерат получается, не, правда ли? И люди, вроде бы достали (сетуешь), и тут же – никому не нужен (то же самое)? А в финале всё вообще с ног на голову… оказалось, вообще не туда бежал? Как говорится, без бутылки трезво разобраться — никакой возможности…. И как быть?
 А никак. Тебе разбираться вообще не нужно. Да и, собственно, не в чем. Чужая жизнь – потёмки. Опять банальность, но… тем не менее. Так что, пусть тот, кто всё это заварил, сам и расхлёбывает. А тебе оно надо?
 Для тебя лично есть лишь свербящее где-то глубоко внутри, подспудное тихое желание признаться самому себе, что всё и всегда, за малыми исключениями, складывается только так, как сам складываешь. Никто нас по жизни никуда насильно не гонит и не затаскивает, тем боле, ни к чему не принуждает. Всё вершим добровольно. Рабству импульсивных желаний, вместо рассудочного размышления предпочтение отдаём опять же, только сами, сами…. А при таком раскладе итог возможен лишь тот, о котором уже выше…. Безусловно, на обстоятельства или случайность кивать легко и удобно, но как-то….
 Один смешной недавно пытался убеждать, что его лично этот вопрос, ну… более корректно звучащий, разумеется, зачем и для чего мол, он живёт, вообще никогда не волновал. Бил себя кулаком в грудь, что ответ знал с самого начала. С ранних юных лет.
 Лжёт. Лжёт и даже не краснеет. Согласен, умело придумать и, уж тем более озвучить можно всё, что угодно. Причём сделать это на слове, весьма пафосно и красиво. Но вся эта красота всё равно останется ложью. И потому лишь, что окончательно знать и честно ответить на этот вопрос, можно (если вообще можно), только уходя. Совсем уходя.

  Что остаётся по концам? Что остаётся? Да, наверно, лишь одно… обращаться к Нему и, просить. Только, очень хорошо просить, искренне. Пусть отправит тебя куда-нибудь. Даже если туда, откуда вообще не бывает возврата. Теперь уж бояться, как минимум – смешно. А если всё-таки в ещё земное «куда-нибудь», то по возможности туда, где пусть тебя и сочтут блаженным или юродивым, но не станут заставлять жить или быть, уж, и не знаю теперь как правильнее — как все. Главным, чтобы Он смог услышать твою просьбу. Услышать сквозь шелест рощ и дубрав грехов. Чьих? Да, ладно… не смеши. Проси, проси….

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 32. Ежедневно 1 )