Нагадай мне цыганка…

гаданье

Нагадай мне цыганка удачу
под укутанный в снег новый год.
Расскажи, где найду, где растрачу,
где зачислят в ряды «своего»?
Где объявят с презрением недругом?
Говори всё как есть, без лукавств.
Даже если сражён страшным недугом
упаду, говори не таясь.
Взглядом острым метнув исподлобья,
провела по ладоням рукой.
Речь неспешного не многословия
у души отобрала покой:
— Не скажу «золотой» иль «серебряный».
Цену жизни не ведаю я.
Вижу только тернистыми дебрями,
где попутчиком волк да змея,
твоя тропка по жизни проложена.
Извини. Ты просил – всё, как есть….
По просторам бескрайним уложена
твоя, мне непонятная днесь.
Да и будущность вижу не легче.
Нет покоя тебе, уж прости.
Даль и странствия раны залечат,
но про то, где вершатся пути
не скажу. Потому, что не вижу.
Странно…. Странно вещает ладонь.
Вижу куст, что под корень подстрижен,
добрый конь, и… гудящий огонь?!
Дом казённый, трефовую даму
я оставлю глупцам да невеждам.
Им привычнее верить не в драму,
а в абсурд и невнятность надежды.
Впрочем…, ты меня дуру не слушай.
Знаешь сам, что язык без костей.
Мысли мозг мне единственным сушат:
сквозь сумбурность чудных новостей
у прохожего рублик выманивать.
Как теперь говорится «скачать».
Есть ведь те, кого можно обманывать.
Есть и те, с кем спокойней – смолчать.
Потому я с тебя и полгрошика
не возьму, хоть бы ты и просил.
Разойдёмся с тобой по-хорошему.
Дай тебе…, и здоровья, и сил!

Не судил я, ни странность гадания
в ту холодную зимнюю ночь,
ни цыганку в безмолвном рыдании
вдоль дороги спешащую прочь.
Что успела увидеть страдалица
на моей чуть дрожащей ладони,
только ей лишь понятным останется.
Для меня же – в безвестьи утонет.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 76. Ежедневно 2 )