Я напишу…

Я напишу
— Я напишу. Надеюсь, ты не против?
спросил он, не взглянув в её глаза.
Погоны, китель, офицерский кортик,
скамья, перила, старенький вокзал.
Она лишь улыбнулась и вздохнула,
шепнув чуть слышно: — Напиши скорей.
От края крыши косо ввысь взмахнула
встревоженная стайка сизарей.
Вагон качнулся скорость набирая.
Перрон, шаги, несмелый жест рукой.
Лучом закатным с тучами играя
спешило солнце на ночной покой.
Хрипел динамик посреди перрона.
Бродяга-ветер волос ворошил.
Вздыхала липа пожелтевшей кроной.
Хромой дворняга, местный старожил,
у ног скулил, не отрывая взгляда….
Она не здесь. Прости её, дружок.
Она теперь душой и сердцем рядом
с тем, кто вот только мост надежды сжёг.
Всё в прошлом. Объяснения излишни.
Учёба кончилась. Закончилась любовь.
И губ приветность цвета спелой вишни,
и в радости приподнятая бровь
ему теперь совсем уж безразличны.
Там, в далях брезжит новая звезда.
Нет, то, что числят в правилах приличий
наверно помнится. Но только, иногда.
Быть может все неправы, и однажды
придёт письмо с призывом бросить всё.
И будет в нём о самом, самом важном.
То, что поселит веру и спасёт….

Безлюдьем станции вовсю гуляла осень
Листва кружила. Дождик моросил.
Ждать или нет? Ответ в самом вопросе.
Он даже адрес записать… не попросил.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 128. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий