Лишь о пустом

старость
Не стоит честь обидным слово,
мой слог — не вызов боевой:
«Чем меньше слушаем чужого,
тем больше знаем своего».
Не разглядеть в чужих разборках,
что в собственном дому творится.
В сужденьях, пересудах, ссорах —
протреплется, проговорится
лишь о пустом. А о своем
всё как и прежде… не успеем.
Вослед лишь горестно вздохнём,
но упрекать себя не смеем.
Себя судить опасным делом.
Припомнив про бревно в глазу,
мы жаждем всей душой и телом
вершить над теми страстный суд
кто подле встал, иль, уж далече.
Но чтоб помыслить о себе,
всё недосуг. И так ведь легче:
снести к превратностям, к судьбе,
когда на исповедь потянут,
чтоб испросить за тяжесть лет.
Ответ что за уши притянут,
в потемках не прибавит свет,
который нам желанным станет
в краю, что старостью зовётся.
Весь хор проклятий и стенаний
лишь пустотою отзовется.
В днях старости ты сам на сам
по большей части — лишь с собою.
А бриз обвисшим парусам —
в воспоминаньях. Коли стоят
чего-то доброго они,
то значит, всё не так уж плохо.
Но коль, что молот о гранит,
чужих шагов ты слышишь грохот,
а сам себе наедине
ты ни на миг не интересен,
то жажды в дней продленье нет.
Земной простор уныл и тесен.
И ты как пес бездомный гложешь
обиду-кость, да ждешь в надежде
лишь ту, которой звать не можешь,
и мыслишь… что ж мешало прежде?

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 72. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий