Промолчим

874901_05
Памяти жертв Донецка
Он спросил, умирая, сплюнув сгустком кровавым:
«А меня-то за что…? Я ведь в вас не стрелял».
«Извини. Так уж вышло. Кто там левый, кто правый,
нам ведь, в общем, без разницы. Зря ты рядом стоял.
Так уж вышло — не вовремя и, совсем уж не к месту,
ты за хлебушком в дальний поспешил магазин.
Пуля — дура, как водится. А огонь перекрёстный
точных целей не ведает. Без разбору разит…».

Вот и весь разговор. На асфальте заплёванном
умер мальчик молоденький, захлебнувшись в крови.
В белом кепи и батнике, в яркий цвет размалёванном.
Рыжий. Нос с конапушками. Сплошь «ботаник» на вид.
Тот, кто рядом с винтовкою в изголовье маячил,
по годам однолеток, стыд зажав в кулаке,
пнул со злостью ногою нежно розовый мячик,
что убитый им юноша прежде тискал в руке.
Площадь рваная взрывами расстилалась туманами,
подмешав в дым пожарища дымку ранних прохлад.
А из улочки маленькой, не ко времени странными,
плыли звуки мелодии, старой песенке в лад.
Колыбельная. Надо же…. Будто мирное прошлое.
Будто нет изувеченных горьких судеб и тел.
Кроя взоры усталые тихих ритмов порошею,
звук скользил по развалинами, но совсем не летел.
До куплета финального не случилось добраться.
Дождь с свинцовой начинкою полоснул по стене.
Бой, притихший к полуночи, в новый день пробирался.
День, где место есть всякому. Только мальчику… нет.

Будут осени с вёснами полыхать разноцветием.
Будут зимы-проказницы вьюг водить хоровод.
Только вряд ли вы искренне старой маме ответите,
по какой неизбежности, почему, для чего,
больше сын её родненький не гуляет по свету,
не целует, не любит, не мечтает в ночи…?
Почему виноватого не призвали к ответу?
Ну, на то, как ей дальше… мы вообще промолчим.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 93. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий