Расскажи про неё

Левитан

-Расскажи про неё, если сможешь.
Только так, чтобы поняли все.
Слишком часто ты душу тревожишь,
словом, нам непонятным совсем.
Кто, та милая сердцу избранница,
о которой во сне, как в бреду,
ты, грустя и вздыхая, но здравицей,
тихо шепчешь, забывшись средь дум,
что влекут тебя будто бы в прошлое,
или может в волшебность, какую?
Мы ведь просим теперь по-хорошему.
Уж забыли давно, как тоскуют,
чтоб от сердца, вот так, не для вида,
где страдание с нежностью дружит,
где не сыщется места обидам,
а слеза умилением служит?

Он сначала молчал не решаясь.
Или просто, колеблясь в желание,
опасался, чтоб вдруг, потешаясь,
кто недобрый злословьем не ранил.
Но глаза, вдруг наполнились светом,
губы дрогнули, вспыхнув улыбкой….
Будто в помыслы дальним приветом,
и по ноте сомнения зыбкой,
пролилось, пробежало согласьем,
из далеких и дивных пределов,
пробуждение к трепетной страсти.
И душа многозвучьем запела:
-Как ответить, чтоб стало понятным,
я не знаю. Но, если хотите,
я рассказ свой, не столько занятным,
сколь спокойствий иных похитителем,
разложу чередою сравнения.
И быть может, привру не во зле.
Слишком сложен итог уравнения,
коль под сердцем тот благостный свет,
что не меркнет при всем, при старании
инородцев, иль злобности недруга.
Ведь надеждой…, и нынче, и ранее,
да спасеньем от смерти и недуга.
Кто она? Разве ж это, так просто….
Впрочем, полноте. Солнце. Звезда.
Тот далекий и сказочный остров,
где печалям не быть никогда,
если веришь: что ждет, что тревожась
день и ночь на дорогу глядит.
Если знаешь, что верность не ложность.
Что добро и любовь впереди,
в сроке том, где вернувшись обратно,
ты ее повстречаешь опять.
Что в сужденье простом не превратном,
восхищенья не сможешь унять.
Что, о ней…?! Равно мать благодарная,
иль сестрица, что братцу покорна.
Хлебосольна. Ничуть не коварная.
А в заботах — легка да проворна.
Хоть горда, но совсем не спесивая.
Не жеманствует. Разве… стесняется.
Но какая же, братцы, красивая….
Как за всякого грешника кается.
Всё без лишнего слова заступится,
коли трудно тебе или больно.
Хоть в морозы, хоть в злую распутицу,
встанет рядом в решении вольном.
Очень бедная, но… богатая,
коль сердечность да совестность честь.
Родом-племенем больно уж знатная,
но, не падка на лживую лесть.
Долгим временем разговаривать,
про житьё я ее не берусь.
И чтоб верили, уговаривать,
я не стану. А звать ее… Русь.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 89. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.