На раздорожье

090766_54

На раздорожье, среди тьмы зловещей
у глыбы каменной на время замерев,
взираю на вкрапленья вязи вещей,
словес начертанных опасности презрев.
Понятен слог, и краткость не тревожит
в потерь расчётах и находок дани:
что в избранном пути помочь не сможет,
что за собой надежды светом манит.
Пойдешь налево, учит камень вещий,
с потерей друга, сонм богатств обрящешь.
Коль ступишь вправо, старый злобный леший,
твой путь направит в непролазных чащах.
Коль прямоезжей изберёшь дорогу,
особых данностей не встретишь, и не жди.
Забудешь мать, отца, всех понемногу.
Ну, в общем, там… туманы и дожди.

Стою, молчу. В ладонь зажатый факел,
на рой зарниц ответами искрит.
И камень, на реке житейской бакен,
безмолвья равнодушьем не дивит.
За мною выбор. Всяк совет — пробелом.
Да нужен ли теперь чужой совет?
Отыщется ль на всём, на свете белом,
кто знает точно…? Думаю, что, нет.
Стоять не прок. И ночь прохладой в спину
мне шлёт приказ — решай изгой, скорее.
Под звёздным небом, призраком незримым,
расправив крылья, чёрный демон реет.

Решаюсь. Да простит Господь стоящих.
Над бездной шага ногу заношу.
Простите все. Прости и камень спящий.
Я не кудесник, не придворный шут,
засим угадывать иль в ясности предвидеть
уменья нет. А вот пытать удачу
ступлю с желанием. Чтобы понять, увидеть.
Пусть даже вдруг сорвусь, да и заплачу,
Иль может хуже: пятки в кровь собью,
на долгий срок забуду, как смеяться.
Переживу. В одном лишь суть солью:
что мир не станет в добром изменяться,
коль не дерзнуть ступить в чертог безвестья,
где может статься, всяко станет платой.
Защитой малой, лишь нательный крестик,
тепло души, да помысел крылатый.
Мой рок идти. Хоть днем, хоть тьмой безликой.
Сквозь буреломы, терний злые гущи….
Не зря ведь молвится в той истине великой,
что путь осилит, только лишь — идущий.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 137. Ежедневно 2 )

Добавить комментарий