Кирьяныч, пособи…

617003_54
Кирьяныч, пособи…! Устал немного.
Рука дрожит, лошадка извелась.
В конец замучила треклятая дорога.
Да вон еще подпруга порвалась…

Старик, степенно поведя рукою,
на облучок неспешно поднялся:
— Оно, видать, не бережешь покою!
Уж лучше б нужным делом занялся.
А то, все бродишь, будто неприкаян.
Чего-то ищешь. В далях жилы рвешь,
Вон, жеребец, до крайности умаян.
Глядишь, не в срок до смерти доведешь
себя, дружок, да матушку в придачу.
Уж извелась, все ждет, когда придешь.
Ну что, сыскал за далями удачу?
Аль вновь искать к заутренней пойдешь…?

— Да брось, старик, не время и не место,
теперь судачить о делах далеких.
Гляди дорога, будто в кадке тесто.
Раскисла напрочь. Да совсем не легким
конец пути мне видится в расстройстве.
А ты — о далях. Перестань злословить!
Еще припомни о былом устройстве,
где матерям не смели прекословить,
когда запреты клали на дороги,
да павши ниц, заламывали руки.
Прошу тебя ненужных тем не трогай.
Бог весть, что несть не попадя от скуки…

— А ты ведь, парень, не на шутку зол.
Видать обидели, иль может, обманули?
А может, в споре вышел пересол,
и все старанья в распрях утонули?
Ты не серчай. Сужу не по злобе.
Мы ж земляки и значит, вроде братьев.
Душа болит о всех, и о тебе….
Эх, было время! Вместе, славной ратью
вставали на невзгоды и печали.
Решали миром. Миром шли в подмогу.
В веселье сходом свадьбы отмечали.
Смех через край, а слез, совсем немного…

— Молчи, старик! Ушли те времена.
Что поминать, коль все теперь иное.
Иное время, люди и страна.
И нет для сердца счастья да покоя.
Ты что же думаешь, что я за просто так,
тащусь в неведомые дали от безделья?
Меняю прежние пути на новый тракт,
да пью взахлеб дорог хмельные зелья?
Пойми хоть раз, мой добрый человек:
я не ищу от скуки приключений.
Не стал бы тратить попусту свой век,
я в поисках страстей да развлечений.
Понять хочу…. Прошу тебя, поверь,
зачем мы здесь, и почему так плохо,
сегодня нам? Хоть режь меня теперь,
нет в бедах послабленья ни на кроху.

— Зачем же в далях ты ответы ищешь?
Тряхнул старик седою головой.
-Ужель решил, что дома мыслью нищи,
все без разбору. Хоть и спутник твой?
Спроси. Отвечу. Разве ж то задача,
чтоб спозаранку, да в далекий путь?
Считай, дружок, тебе теперь удача.
Потом «спасибо» молвить, не забудь.
Ответ-то прост. Не за седьмой печатью
таит его какой злодей былинный,
Хоть путь не мал к истоку да зачатью,
ответ, поверь, совсем уж, и не длинный:
Кусаем более чем, вовсе сможем съесть.
Хватаем в крайности, да не спросясь, а надо ль.
На горб свой тащим, что не можем снесть.
В отличиях — где плод, и где же падаль,
не держим знанья. Все нам недосуг.
Спешим, летим, по жизни кувыркаясь.
Уж обратились в страсти верных слуг.
Да зло творим без страху, и не каясь.
А Бог, все видит. Верно знаю сам.
Но что он может, коли все мы – дети.
Мы все твердим, что путь наш к небесам.
Что наказаньем здесь, на этом свете
теперь мы все. Вот, видно, в том и тайна.
Не дорожим, хоть лжем, что верим в Бога.
Что жизнь не сахар, новость не случайна.
То нам зачислено неверья злым итогом.

Недаром – век живи, да век учись.
Ай, да Кирьяныч, ай, да, сукин сын!
Что внешность зеркало, попробуй, поручись.
Вон дед, казался глупым да простым.

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 75. Ежедневно 2 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.