Сударыня речка…

10.

Сударыня-речка, водица-сестрица,
позвольте от влаги мне вдоволь напиться.
Устал от скитаний, устал от дороги.
До крови на пятках потресканы ноги.
Позвольте теперь мне у ивы плакучей
присесть, да дождаться той маленькой тучки,
которая солнышко скроет на время.
Но, только на время….
Под вечер, нога, не познавшая стремя,
опять станет мерять дорожные версты.
Что в целом, поверьте, не так уж и просто:
бродить из далекого края, да в край,
в надеждах, что все же отыщется рай.
Пускай не небесный, а просто земной,
где станется счастье и радость со мной.

Вон, в кроне гнездовьями густо усеян
чудной перелесок, что в далях затерян.
Там девственный образ доселе не тронут.
Там в буйности зелени благостно тонут
и дрозд-пересмешник, и дружка-синица.
Свободные, может быть, вещие птицы.
Снуют в ожидании таинств великих,
отмеченных в птенчиков радостном крике.
О, как бы желалось, коль стало б возможным,
в решении страстном, прямом, односложном,
замыслить, в березовой роще родиться.
А хоть бы в оливковой. Тоже сгодиться.
Все ж лучше, чем в сырости простыни той,
что выдал мамаше приемный покой,
в каком-нибудь доме с табличкой «родильный».
Велик человек…, но порою бессильный
в различьях простых, что у самого сердца,
за малой, но плотно затворенной дверцей,
все ждут, не дождутся, когда же очнутся,
да в истины чистый поток окунуться
уставшие в вечных скитаниях люди.
И то, что желается — в яви прибудет.

— Мечтатель блаженный, – смеется попутчик,
— Взгляни-ка на дальние горные кручи.
Отвесные скалы, ущелья, хребты….
Поверь мне, чтоб явными стали мечты
о коих вещаешь, а может, и веришь
(иного ведь слова совсем не проверишь),
то лазанью равным, без всякой страховки,
уменья да малой, но всё же, сноровки,
по кручам отвесным я вижу тот путь.
Ты ляг вон, поспи, да…, на веки забудь.
Негожее дело — о чуде мечтаешь.
Да сказом умелым иных подбиваешь
на всякую разность блудливых мечтаний.
А некто, ты глянь-ка, под сонм причитаний,
причислил потуги твоих рассуждений
к душевным болезням. И в странности мнений
уж видит немалой опасность для многих.
Мол, бродит блаженный теперь по дороге,
о рае мечтает, зовет к пробужденью.
Тут явно прослежены страшные тени
Безздравья. А может, и хуже….
Нет. Этот безумец, нам вовсе не нужен.
Мне кажется, друг мой, — задирист попутчик,
— тебе в несомненности было бы лучше
найти для начала попроще ответ:
Возможно ли то, чего может, и нет,
и не было вовсе, сыскать априори?
Хоть здесь же за лесом, а хоть и за морем?
Про черную кошку, что в комнате темной
припомни в идее своей неуемной.

Но, я уж не слышу. Пригорок, распадок…
Пусть что там: хоть грозы, а хоть камнепады,
мне должно идти. Ну, а как же иначе
дойти до пространства, что целью назначил.
А что же, попутчик? Не знаю…. Быть может,
вернулся обратно?! Не всякий ведь сможет
вот так вот, подняться, и в путь. Без оглядки.
Непросто. И больно (ты помнишь про пятки)?

© Владимир Дмитриев

(Визитов на страницу 98. Ежедневно 1 )

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.